20.07.2018, 09:44

Недееспособность. Определение Мосгорсуда от 18.01.2011 г. по делу N 4г/1-94

Определение Мосгорсуда
от 18.01.2011 г. по делу N 4г/1-94

Судья Кучерявенко А.А.,

изучив надзорную жалобу А.М.Д., поступившую в суд надзорной инстанции 11 января 2011 г., на решение Черемушкинского районного суда г. Москвы от 22 июня 2010 г. и определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 14 октября 2010 г. по делу по иску А.М.Д. к Д.З.Ж., Р.В.А. о признании договора пожизненной ренты недействительным, признании права собственности на наследственное имущество, установил:

А.М.Д. обратилась в суд с иском к Д.З.Ж., Р.В.А. о признании договора пожизненной ренты от 18 августа 2006 г. заключенного между С.Г.А. и Д.З.Ж. недействительным, признании за ней как за наследником С.Г.А. права собственности в порядке наследования на квартиру. Свои требования истица мотивировала тем, что ее тетя С.Г.А. при заключении договора не могла понимать значение своих действий и руководить ими. При жизни С.Г.А. перенесла инсульт, вследствие чего имели место последствия ОНМК, когнитивные нарушения (снижение памяти и внимания). Умершая страдала рядом заболеваний, которые имели негативное воздействие на ее психику, в частности сахарный диабет 2 типа средней тяжести, церебральный атеросклероз, астено-невротический синдром, атеросклеротический кардиосклероз.

Истица и ее представитель в судебное заседание явились, иск поддержали.

Р.В.А. в судебное заседание не явилась, просила рассмотреть дело в ее отсутствие и удовлетворить иск.

Представитель Д. З.Ж в судебное заседание явился, иск не признал.

Представитель ОАО «Жилсоцгарантия» в судебное заседание явился, возражал против удовлетворения иска.

Представитель Главного управления Федеральной регистрационной службы по г. Москве в судебное заседание не явился.

Нотариус Ш. Е.Е. в судебное заседание не явилась.

Решением Черемушкинского районного суда г. Москвы от 22 июня 2010 г. постановлено: в удовлетворении исковых требований о признании недействительным договора пожизненной ренты от 18 августа 2006 г., заключенного между С.Г.А. и Д.З.Ж., удостоверенного 18 августа 2006 г. нотариусом г. Москвы Ш. Е.Е., зарегистрированного в Главном управлении Федеральной регистрационной службы по Москве 24 августа 2006 г. за N 77-77-03/069/2006-181, признании права собственности на наследственное имущество отказать.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 14 октября 2010 г. решение Черемушкинского районного суда г. Москвы от 22 июня 2010 г. оставлено без изменения.

В надзорной жалобе А.М.Д. просит отменить решение Черемушкинского районного суда г. Москвы от 22 июня 2010 г. и определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 14 октября 2010 г.

В соответствии с частью 2 ст. 381 Гражданского процессуального кодекса РФ по результатам рассмотрения надзорной жалобы или представления прокурора судья выносит определение:

1) об отказе в передаче надзорной жалобы или представления прокурора для рассмотрения в судебном заседании суда надзорной инстанции, если отсутствуют основания для пересмотра судебных постановлений в порядке надзора. При этом надзорная жалоба или представление прокурора, а также копии обжалуемых судебных постановлений остаются в суде надзорной инстанции;

2) о передаче надзорной жалобы или представления прокурора с делом для рассмотрения в судебном заседании суда надзорной инстанции.

В силу ст. 387 Гражданского процессуального кодекса РФ основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Как усматривается из судебных постановлений, они сомнений в законности не вызывают, а доводы жалобы в соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса РФ не могут повлечь их отмену или изменение в порядке надзора.

Судом установлено, что С.Г.А. являлась собственником квартиры N 469, расположенной по адресу: г. Москва, (...).

18 августа 2006 г. С.Г.А. заключила с Д.З.Ж договор пожизненной ренты. Данный договор подписан сторонами, удостоверен нотариусом и зарегистрирован в Главном Управлении Федеральной регистрационной службы по г. Москве 24 августа 2006 г.

По условиям договора Д.З.Ж. приняла на себя обязанности в обмен на полученную квартиру ежемесячно выплачивать С.Г.А. пожизненную ренту в размере 4000 руб., но не менее трех минимальных размеров оплаты труда, установленных законом.

14 мая 2009 г. С.Г.А. умерла.

При обращении к нотариусу с заявлением о принятии наследства, А.М.Д. узнала о наличии договора пожизненной ренты.

Решением Черемушкинского районного суда г. Москвы от 13 октября 2009 г. в удовлетворении иска Р.В.А., А.М.Д. к Д.З.Ж. о расторжении договора пожизненной ренты, включении квартиры в наследственную массу и признании права собственности в порядке наследования было отказано. Р.В.А. и А.М.Д. были выселены из квартиры N 124, расположенной по адресу: г. Москва, (...).

Данное решение вступило в законную силу.

По мнению истицы, С.Г.А. в момент заключения договора пожизненного содержания с иждивением не была способна понимать значение своих действий и руководить ими в силу болезненного состояния.

Положениями ст. 177 ГК РФ предусмотрено, что сделка, совершенная гражданином, хотя и дееспособным, но находившимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, может быть признана судом недействительной по иску этого гражданина либо иных лиц, чьи права или охраняемые законом интересы нарушены в результате ее совершения.

Соответственно, такая сделка в силу ст. 177 ГК РФ может быть признана судом недействительной по иску лиц чьи права или охраняемые законом интересы нарушены в результате ее совершения.

Согласно ч. 1 ст. 79 ГПК РФ при возникновении в процессе рассмотрения дела вопросов, требующих специальных знаний в различных областях науки, техники, искусства, ремесла, суд назначает экспертизу. Доказательством по делу является заключение эксперта, сформулированное на основе проведенной экспертизы.

По делу была назначена посмертная комплексная судебная психолого-психиатрическая экспертиза, проведение которой поручено ПКБ N 1 им. Алексеева.

Согласно заключению комиссии экспертов, в связи с неоднозначностью описания психического состояния, психологической сферы С.Г.А. из представленных материалов гражданского дела и медицинской документации решить диагностический вопрос, а так же вопрос о способности С.Г.А. понимать значение своих действий и руководить ими при заключении 18 августа 2006 г. договора пожизненной ренты не представилось возможным.

В ходе судебного заседания по делу были допрошены свидетели, врач психиатр, доктор медицинских наук В.Н.В., который подтвердил свое мнение о психическом состоянии С.Г.А. в период заключения договора.

Отказывая в удовлетворении иска, суд обоснованно исходил из того, что собранные по делу доказательства не позволяют утвердительно ответить на вопрос о том, что 18 августа 2006 г. С.Г.А. не была способна понимать значение своих действий и руководить ими.

Довод надзорной жалобы о том, что суд не удовлетворил ходатайство о допросе в качестве свидетелей врачей поликлиники N 176 не является основанием к отмене судебных постановлений, поскольку право определения имеющих значение для дела обстоятельств принадлежит суду. Данным правом суд воспользовался при разрешении ходатайства в порядке, предусмотренном ст. 166 ГПК РФ.

Доводы надзорной жалобы направлены на переоценку собранных по делу доказательств, оспаривание выводов суда, о незаконности оспариваемых судебных постановлений не свидетельствуют.

В силу ст. 67, 347 ГПК РФ оценка доказательств и установление обстоятельств по делу относится к компетенции судов первой и кассационной инстанций.

Следует учесть, что гражданским процессуальным законодательством суду надзорной инстанции право переоценки доказательств не предоставлено.

Ссылок на иные обстоятельства, которые не были исследованы судом либо опровергали его выводы, а также на нарушение норм материального и процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, надзорная жалоба не содержит, а потому по ее доводам оснований к передаче надзорной жалобы на решение Черемушкинского районного суда г. Москвы от 22 июня 2010 г. и определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 14 октября 2010 г. для рассмотрения в судебном заседании Президиума Московского городского суда не имеется.

Вместе с тем, принцип правовой определенности, являющийся гарантией верховенства права, предполагает, что стороны не вправе требовать пересмотра вступивших в законную силу судебных постановлений только в целях проведения повторного слушания и получения нового судебного постановления другого содержания. Иная точка зрения на то, как должно было быть разрешено дело, не может являться поводом для отмены или изменения вступившего в законную силу судебного постановления нижестоящего суда в порядке надзора.

Основания для передачи надзорной жалобы для рассмотрения в судебном заседании суда надзорной инстанции отсутствуют.

На основании изложенного, руководствуясь п. 1 ч. 2 ст. 381, ст. 383 ГПК РФ, судья определил:

в передаче надзорной жалобы А.М.Д. на решение Черемушкинского районного суда г. Москвы от 22 июня 2010 г. и определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 14 октября 2010 г. по делу по иску А.М.Д. к Д.З.Ж., Р.В.А. о признании договора пожизненной ренты недействительным, признании права собственности на наследственное имущество для рассмотрения в судебном заседании суда надзорной инстанции отказать.

Судья
А.А. Кучерявенко

Поделиться: