19.01.2018, 06:14

О признании недействительным договора пожизненного содержания с иждивением. Определение Мосгорсуда от 11.04.2011 г. по делу N 4г/2-2450/11

Определение Московского городского суда
от 11 апреля 2011 г. по делу N 4г/2-2450/11

Судья Московского городского суда Князев А.А.,

рассмотрев надзорную жалобу истца К.В.Н., поступившую в суд надзорной инстанции 10 марта 2011 года, на решение Коптевского районного суда города Москвы от 17 декабря 2009 г. и определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 14 сентября 2010 г. по гражданскому делу по иску К.В.Н. к Ш.Т.Б., Ш.А.С. о признании недействительным договора пожизненного содержания с иждивением, договора купли-продажи квартиры, признании права собственности по завещанию и возврате квартиры, установил:

К.В.Н. обратилась в суд с иском к Ш.Т.Б., Ш.А.С. о признании недействительным договора пожизненного содержания с иждивением, договора купли-продажи квартиры, признании права собственности по завещанию и возврате квартиры, ссылаясь на нарушение своих прав по вине ответчиков.

Решением Коптевского районного суда города Москвы от 17 декабря 2009 года в удовлетворении заявленных К.В.Н. исковых требований отказано.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 14 сентября 2010 г. решение суда оставлено без изменения.

В надзорной жалобе истец К.В.Н. ставит вопрос об отмене данных судебных постановлений, считая их незаконными и необоснованными.

Изучив надзорную жалобу, исследовав представленные документы, судья приходит к следующим выводам.

В силу ст. 387 ГПК РФ основаниями для отмены или изменения судебных постановлений нижестоящих судов в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Подобных нарушений в настоящем случае по доводам надзорной жалобы не усматривается.

Из представленных документов следует, что спорное жилое помещение представляет собой квартиру, расположенную по адресу: город Москва, ул. ...; собственником данной квартиры являлась И.Р.В., в данной квартире И.Р.В. проживала и была зарегистрирована до дня своей смерти, последовавшей ... ноября 2005 года; 13 сентября 1994 года И.Р.В. составила завещание, которым все свое имущество в том числе, спорное жилое помещение, завещала К.В.Н.; 18 августа 2005 года между И.Р.В. и Ш.Т.Б. заключен договор пожизненной ренты, по условиям которого спорное жилое помещение перешло в собственность Ш.Т.Б. бесплатно, а Ш.Т.Б. обязалась осуществлять пожизненное содержание с иждивением, которое должно было заключаться в пожизненном обеспечении полного содержания и потребностей И.Р.В., а в случае смерти И.Р.В. Ш.Т.Б. обязалась взять на себя расходы на организацию похорон; по данному договору, за И.Р.В. сохранялось право безвозмездного пользования указанной квартирой; после смерти И.Р.В, ... ноября 2005 г. открылось соответствующее наследство; с заявлениями о принятии наследства к нотариусу обратились К.В.Н., Ш.Т.Б. и Ш.Н.И. (указавший в заявлении на то, что является племянником И.Р.В.); И.Р.В. является двоюродной бабушкой К.В.Н. и Ш.Т.Б.; по ходатайству стороны истца судом по настоящему гражданскому делу назначена и проведена посмертная комплексная судебная психолого-психологическая экспертиза в ФГУ ГНЦСиСП им. В.П. Сербского; согласно заключению указанной экспертизы, И.Р.В. по состоянию на 18 августа 2005 г. могла осознавать юридическую суть и социально-правовые последствия своих действий; 15 декабря 2005 г. между Ш.Т.Б. и Ш.А.С. заключен договор купли-продажи спорного жилого помещения.

Обратившись в суд с настоящим иском, К.В.Н. исходила из того, что, по ее мнению, И.Р.В. на момент заключения договора ренты в силу возраста и имеющихся у нее заболеваний не могла понимать значение своих действий и руководить ими, а равно считала, что этот договор заключен И.Р.В. под влиянием заблуждения.

Рассматривая данное дело, суд, на основании оценки собранных по делу доказательств в их совокупности, пришел к выводу об отказе в удовлетворении заявленных К.В.Н. исковых требований, так как установил, что в соответствии со ст. 177 ГК РФ сделка, совершенная гражданином, хотя и дееспособным, но находившимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, может быть признана судом недействительной по иску этого гражданина либо иных лиц, чьи права или охраняемые законом интересы нарушены в результате ее совершения; 18 августа 2005 г. между И.Р.В. и Ш.Т.Б. заключен договор пожизненной ренты; согласно заключению посмертной комплексной судебной психолого-психологическая экспертизы, проведенной ФГУ ГНЦСиСП им. В.П. Сербского, по состоянию здоровья на 18 августа 2005 г. И.Р.В. могла понимать значение своих действий и руководить ими; достоверных доказательств того, что И.Р.В. на момент заключения договора ренты 18 августа 2005 г. не понимала значение своих действий и не могла руководить ими, суду не представлено; таким образом, законных оснований для признания данного договора недействительным не имеется; никаких объективных доказательств, могущих с достоверностью свидетельствовать, что указанный договор ренты заключен И.Р.В. под влиянием заблуждения, имеющего существенное значение, суду также не представлено; в связи с тем, что договор ренты между И.Р.В. и Ш.Т.Б. является действительным, то оснований для признания договора купли-продажи спорного жилого помещения, заключенного между Ш.Т.Б. и Ш.А.С., недействительным, а равно оснований для признания за К.В.Н. права собственности в порядке наследования на спорное жилое помещение не имеется.

Данный вывод суда является правильным, в решении судом мотивирован и в надзорной жалобе по существу не опровергнут.

Доводы надзорной жалобы о том, что суд первой инстанции при отложении слушания по делу допросил некоторых свидетелей в отсутствие К.В.Н., не могут быть приняты во внимание, поскольку судебное заседании от 24 апреля 2008 года, в котором были допрошены свидетели З. и Ф., истец покинула по собственной инициативе, а при допросе указанных свидетелей присутствовал ее представитель, в связи с чем ее права и законные интересы со стороны суда были в полной мере гарантированы.

Доводы надзорной жалобы о том, что судом не дана оценка заключению специалистов и объяснениям допрошенного в судебном заседании специалиста Т.А.О., не могут быть приняты во внимание, поскольку в силу ст.ст. 55, 188 ГПК РФ консультации специалистов к числу доказательств не относятся.

Другие доводы надзорной жалобы направлены на иную, отличную от суда первой инстанции, оценку собранных по делу доказательств, правом на которую суд надзорной инстанции не наделен.

Никаких существенных нарушений норм материального или процессуального права со стороны суда и судебной коллегии из представленных документов по доводам надзорной жалобы не усматривается.

Правом устанавливать новые обстоятельства по делу и давать самостоятельную оценку собранным по делу доказательствам суд надзорной инстанции не наделен.

Принцип правовой определенности предполагает, что стороны не вправе требовать пересмотра вступивших в законную силу судебных постановлений только в целях проведения повторного слушания и получения нового судебного постановления другого содержания. Иная точка зрения на то, как должно было быть разрешено дело, не может являться поводом для отмены или изменения вступившего в законную силу судебного постановления нижестоящего суда в порядке надзора. Как неоднократно указывал Европейский Суд по правам человека в своих постановлениях, касающихся производства в порядке надзора по гражданским делам в РФ, иной подход приводил бы к несоразмерному ограничению принципа правовой определенности.

Доводы надзорной жалобы требованиям принципа правовой определенности не отвечают.

При таких данных, вышеуказанные решение суда и определение судебной коллегии сомнений в их законности с учетом доводов надзорной жалобы истца К.В.Н. не вызывают, а предусмотренные ст. 387 ГПК РФ основания для отмены или изменения означенных судебных постановлений в настоящем случае отсутствуют.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 381, 383 ГПК РФ, определил:

В передаче надзорной жалобы истца К.В.Н. на решение Коптевского районного суда города Москвы от 17 декабря 2009 г. и определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 14 сентября 2010 г. по гражданскому делу по иску К.В.Н. к Ш.Т.Б., Ш.А.С. о признании недействительным договора пожизненного содержания с иждивением, договора купли-продажи квартиры, признании права собственности по завещанию и возврате квартиры — для рассмотрения в судебном заседании Президиума Московского городского суда — отказать.

Судья Московского городского суда
А.А. Князев

Поделиться: